Святое наше воинство…

«Совесть, благородство и достоинство – вот оно святое наше воинство» хочется повторить вслед за Булатом Окуджавой, посмотрев в очередной раз, как работают реаниматологи-анестезиологи. Отделений реанимации, анестезиологии и интенсивной терапии в Республиканской больницы №2-Центре экстренной медицинской помощи четыре, назову их так, как называют их в обиходе: общая реанимация, реанимация ожогового отделения, кардиореанимация и реанимация для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения.

Этой весной, в статье о работе отделения реанимации для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения, я назвала реаниматологов «медицинский спецназ». Так оно и есть. Это, по сути, подразделения специального назначения.

— Служба у нас экстренная, интенсивная, работаем круглосуточно, мы консультируем все районы республики, наиболее тяжелых больных берем к себе, — сказала мне тогда заведующая отделением Эржена Тырышкина.

         Практически каждый час сюда, минуя приемное отделение больницы, доставляют человека, перенесшего инсульт. Врачи отделения всегда на экстренной прямой связи с бригадой скорой помощи или бортовым врачом санитарной авиации, поскольку счет идет на минуты: любое промедление – и последствия могут быть необратимыми.

         Точно в таком же режиме работают отделение кардиореанимации,  оказывающее неотложную помощь пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями, нуждающимся в интенсивной терапии и ОАРИТ ожогового отделения.

— Глядя на людей, которым приходится каждый день брать на себя огромную ответственность за жизнь пациента, людей, чей рабочий день не имеет четких границ, я думаю иногда: что их держит? Кроме врачебного долга, наверное, то, что они работают в команде. Как никто другой, они должны чувствовать уверенность в том, кто рядом, — писала я как-то, побывав в отделении кардиореанимации.

Один из моих героев Александр, пациент комбустиологов, остался жив благодаря колоссальным усилиям врачей, медицинских сестер, младшего медицинского персонала двух больших коллективов: отделения анестезиологии и реанимации с палатой интенсивной терапии №1 и ожогового отделения Республиканской больницы №2-Центра экстренной медицинской помощи.

— В первые же часы ему была оказана квалифицированная медицинская помощь, в первые сутки была проведена телемедицинская консультация, наши врачи-реаниматологи расписали всю интенсивную инфузионную терапию, а врачи-комбустиологи по выделенной видеоконференцсвязи получили цифровые снимки с участками поражения и помогли поставить точный диагноз, — рассказала мне заведующая ожоговым отделением РБ№2-ЦЭМП Светлана Семенова. — Пациент с первых дней получил всю  необходимую качественную помощь по профилю «комбустиология» в полном объеме. Мы стабилизировали его на месте, было проведено несколько видеоконференцконсультаций, после улучшения состояния пациента перевезли сюда, в Якутск. Наши врачи сопровождали рейс медицины катастроф. До стабилизации состояния он находился в отделении реанимации,  потом был переведен в  общую палату. Случай был тяжелый.

Со съемочной бригадой канала «Якутия 24» мы направляемся в отделение общей реанимации Республиканской больницы №2-Центра экстренной медицинской помощи. Здесь оказывается интенсивная медицинская помощь пациентам, которые находятся в крайне тяжелом и тяжелом состоянии, осуществляется этап послеоперационного выхаживания, проводится интенсивная терапия.  Больной находится в реанимации под постоянным присмотром, его состояние контролируют мониторы слежения, в палатах стоят функциональные кровати, имеются противопролежневые матрацы, в каждой палате – своя палатная медсестра. Для больных здесь созданы неплохие условия, но лучше сюда, разумеется, не попадать.

Реанимация многопрофильна. Сюда, в отделение общей реанимации поступают больные практически со всеми заболеваниями, если они требуют поддержания жизненно-важных функций организма, — травматологического, гинекологического, хирургического и других профилей. Следовательно, причин для смерти здесь великое множество. Это и тяжелые травмы,  черепно-мозговые, сердечная и почечная недостаточность, алкоголизм и наркомания. 

— Отделение функционирует на восемнадцать коек, но поскольку потребность в оказании экстренной медицинской помощи растет, необходимость в оказании реанимации и интенсивной терапии повышается, у нас среднем одновременно находится в сутки от 24 до 28 пациентов, — говорит заведующая отделением Александра Золотарева. – К нам поступают самые тяжелые больные. Через отделение в неделю проходит 40 — 50 пациентов, а в месяц эта цифра доходит до 150. Это огромная физическая и психологическая нагрузка на коллектив отделения.

Надо сказать, что все отделения больницы работают со значительной перегрузкой, поток нуждающихся в экстренной медицинской помощи, увы, не уменьшается, но все равно отделение реанимации по напряженности на особом месте.

— Конечно, мы постоянно испытываем потребность в увеличении и площадей и коек, — говорит Александра Григорьевна, — и рады, что работа по расширению отделения началась. — Планируется добавить в отделение палату на шесть коек, увеличить штат, добавить необходимое медицинское оборудование. Наше оборудование работает практически бесперебойно, поэтому износ у него очень большой. После майских праздников мы получили пять аппаратов искусственной вентиляции легких экспертного класса, благодаря которым мы сможем эффективнее отслеживать состояние своих пациентов. Мы уже который год используем в работе методы интенсивной терапии как элемент ранней реабилитации наших пациентов, чтобы, переходя в общую палату, пациенты могли себя обслуживать. Этим занимается мультидисциплинарная бригада, в которую входят врачи лечебной физкультуры, врачи-физиотерапевты, лечащие врачи-реабилитологи, медсестры палаты интенсивной терапии и младший медперсонал отделения. Это определенные физиологичные укладки, массаж, лечебная физкультура, лечение положением.

Анестезиологи-реаниматологи знают, как уменьшить боль и вернуть к жизни. Профессия у них, прямо скажем, непростая, и в этой профессии случайных людей нет. Я убеждаюсь в этом каждый раз, приходя в любую из четырех реанимационных отделений больницы, наблюдая за работой врачей и медсестер, разговаривая с ними.

Один из молодых докторов общей реанимации, с которым нам удалось поговорить, сказал, что именно атмосфера работы в отделении, ее ритм и напряжение дают возможность вчерашнему студенту, выбравшему реанимацию и анестезиологию, испытать себя на профпригодность и радуется, что попал именно в реанимацию.

— Это одна из немногих медицинских специальностей, в которой эффект от наших действий — помогли мы больному или навредили — виден очень быстро. И это мне очень нравится, — сказал другой.

— Те, кому эта профессия не подходит по каким-то причинам, очень быстро это понимают и уходят, больше года не задерживаются, — говорят анестезиологи-реаниматологи со стажем. — Работа сложная, требующая максимальной концентрации и максимальной быстроты реакции. Психологически тяжелая.

         Кстати, не будет преувеличением сказать, что жизнь человека, попавшего в отделение реанимации, всецело зависит от палатной медсестры, от ее профессионализма и внимательности. Уход за тяжелым  больным – дело весьма тонкое, наверное, этим и объясняется количество медицинских сестер во всех четырех отделениях реанимации больницы их значительно больше, чем врачей. Причем, во всех отделениях реанимации, анестезиологии и интенсивной терапии рядом с сестричками работают, в отличие от многих других отделений больницы, медицинские братья.

Реаниматологов часто называют «бойцами невидимого фронта», потому что пациенты, за жизнь которых они ежеминутно вступают в бой, их чаще всего не видят и не помнят. Больные поступают сюда либо в крайне тяжелом состоянии, либо в коме…

Зоя ИГНАТЬЕВА